«Прямая речь»

Споры о том, что представляет собой кино — искусство или развлечение, — длятся уже много десятилетий. Но нельзя забывать и об еще одном важном аспекте, который напрямую влияет на развитие кино во всем мире. Кинематограф — это большой и рискованный бизнес, который в России еще только учатся выстраивать. Разобраться в текущем моменте развития кинематографа и его перспективах – одна из ключевых задач для тех, кто делает и изучает кино.

В списке программ Московской школы кино есть один факультет, уникальной особенностью которого является соединение двух подходов к кино — эстетического (кино как искусство) и индустриального (кино как производство). Речь о программе «Современное кино». Здесь студенты учатся не только разбираться в последних тенденциях жанрового и авторского кино, для того чтобы анализировать и предугадывать тренды, но и получают навыки прогнозирования кассовых сборов, организации дистрибуции, букинга кинотеатра и т. д.

Мы поговорили с куратором курса Всеволодом Коршуновым о том, как появилась идея запуска программы, как построен образовательный процесс, каковы перспективы выпускников и можно ли совместить несовместимое.

Всеволод, на сегодняшний день в России, насколько нам известно, нет программ, подобных вашей. Как пришла идея создать такой факультет? Какова цель программы?

Все началось с открытого курса «Киносрез», который мы проводили впервые в прошлом году. Это был двухмесячный курс, где вместе со слушателями и преподавателями мы смотрели важные, интересные, симптоматичные фильмы последних лет и размышляли о тенденциях современного кинопроцесса. И когда все закончилось, директор нашей школы Екатерина Черкес-заде сказала: а ведь это долгосрочная программа, только пока в свернутом виде, давайте ее развернем в годовой курс. Я загорелся, потом понял, что «просто развернуть» – совсем непросто, но было уже поздно, отступать было некуда.

На самом деле я страшно завидую студентам: я сам хочу быть на их месте, ходить на все лекции и показы без исключения. Мне кажется, они уже знают современное кино лучше меня. Ведь занятия ведут действительно уникальные специалисты. Современное кино Восточной и Центральной Европы преподает Сергей Александрович Лаврентьев, кино Западной Европы – Марина Дроздова, кинематограф США – Нина Александровна Цыркун, кино Латинской Америки – Татьяна Николаевна Ветрова, кинематограф Восточной и Юго-Восточной Азии – Владимир Захаров, российское кино – Антон Долин, португальское кино – Борис Нелепо. Современную документалистику читает Виктория Белопольская, анимацию – Наталья Кривуля, дистрибуцию – Георгий Шабанов, кассовые сборы – Николай Ларионов, юридические аспекты современного кинопроцесса – Антон Горчаков. Это действительно эксперты каждый в своей области, многие – единственные в стране.

И программа наша пока, увы, не имеет конкурентов, она одна такая. Увы – потому что я приветствую конкуренцию, она – признак здорового рынка, нам будет куда расти, кого обгонять. Пока же мы обгоняем сами себя. Это удивительно – вроде как, все мы специалисты в современном кино, смотрим и обсуждаем лидеров кинопроката, фестивальные хиты, а вот на образовательном поле такой программы до нас просто не было. Отдельные курсы – да, конечно, но не долгосрочная программа. На самом деле понятно, в чем сложность: современный кинопроцесс, как правило, изучается в деталях, но непросто увидеть все с высоты птичьего полета, например, кино с 2000 года, причем кино разных видов и жанров на разных континентах. Это требует некоей смелости или даже дерзости. Забраться на умозрительную гору и обозреть ландшафт местности, нарисовать карту. Мы занимаемся именно этим – создаем карту современного кинематографа и пытаемся понять, что ждет нас за горизонтом, через 5-10-15 лет, что будет востребовано аудиторией.

Как выстроен образовательный процесс? Какие обязательные модули включены в программу?

Все наши предметы условно можно разделить на два блока. Первый – современное кино разных стран: Западная Европа, Восточная и Центральная Европа, США и Канада, Латинская Америка, Азия, Россия. Этакий горизонтальный срез: фактически ни одна значимая национальная кинематография не избежит нашего анализа. Второй блок – срез вертикальный, мы исследуем тенденции в разных кинематографических сферах: анимация, документалистика, кинокритика, фестивали, кинодраматургия, аудиовизуальные технологии, дистрибуция, букинг. Есть вводный модуль – теория кино, где мы говорим об уровнях фильмической структуры и развиваем навыки анализа кинокартин. И завершающий модуль – «Кинематограф будущего», где мы не только мечтаем, но и разбираем конкретные технологии будущего: от интерактивного и энактивного кино до нейрообразов и когнитивной матрицы искусства 21 века.

Что является практическим результатом? В этом году у вас будет первый выпуск. Что будет в портфолио у выпускника? С каким багажом они выходят?

Недавно ко мне подошла одна студентка и призналась, что такой интенсивной учебы у нее не было никогда. Это странно, потому что именно такая интенсивность для меня и есть учеба. Остальное – просто развлечение и профанация деятельности. «Мои» не только ходят на лекции, семинары, показы и обсуждения, но и много работают вне аудитории. По каждому курсу есть практическое задание: рассчитать и спрогнозировать кассовые сборы, проанализировать систему господдержки кинематографа в некоей далекой стране, придумать свой кинофестиваль, написать редакторское заключение и т. д. И в итоге набирается пухлая папка аналитических работ.

Но это еще не все. Уже с октября, то есть с начала обучения, мы начинаем готовиться к защите диплома. У каждого студента есть свой проект, а по сути – мечта, которую он хочет воплотить. И к концу обучения он выходит с пакетом реальных документов: от информационного письма до готовой презентации. Кстати, защита у нас будет проходить в предельно жестком формате презентации. Он пришел к нам из Японии и называется «Печа-куча»: это 20 слайдов, на демонстрацию каждого из которых дается 20 секунд. Итого защита проекта получается предельно сконцентрированной и занимает всего 6 минут 40 секунд. Пока студенты стонут и страдают, но понимают, что это страшно важный навык в нашем стремительном, текучем, трансформативном мире.

Скайп-конференция с французским режиссером Фредом Кавайе

Мы всегда говорим о необходимости создания условий для интеграции студентов в индустрию еще во время обучения. Как это происходит на факультете «Современное кино»?

Во-первых, все наши преподаватели – из индустрии. Нина Цыркун – завотделом журнала «Искусство кино», Виктория Белопольская – программный директор Артдокфеста, Владимир Неклюдов – исполнительный директор СТС-Медиа, Антон Долин – едва ли не самый узнаваемый кинокритик в нашей стране, Георгий Шабанов – генеральный директор дистрибуционной компании All Media Company, и это, безусловно, не полный список. Некоторые студенты показывают свои работы, получают консультации, общаются с преподавателями уже вне стен школы как коллеги.

Во-вторых, у нас есть своя страница на портале «Сигма», это блог «Киносрез», куда после моего благословения студенты выкладывают свои тексты – аналитические материалы разного рода: статьи, рецензии, фрагменты курсовых работ.

В-третьих, часть нашего обучения – мастер-классы и спецпоказы. К нам приходил со своим новым фильмом режиссер Арсений Гончуков. Из Петербурга приезжала Любовь Бугаева – специалист по нейрокино. Недавно мы смотрели рафкат – рабочую монтажную версию – одного фильма, название которого пока даже не утверждено. Скажу только, что это работа очень крупного режиссера и очень крупного сценариста. Мы были фокус-группой, и лично на меня фильм произвел грандиозное впечатление.

Кроме того, я всегда стараюсь идти навстречу студентам. Захотели они мастер-класс редактора журнала «Искусство кино» Нины Александровны Зархи – мы с удовольствием пригласили Нину Александровну к нам в школу.

В-четвертых, наши студенты вместе с будущими продюсерами в этом году имели возможность посетить Московский кинорынок и из первых рук узнавать о последних новинках, увидеть, как покупают и продают кино в реальности. Эту практику мы планируем развивать.

В-пятых, учебной практикой студентов стала работа на «Киносрезе» этого года – они решали почти все организационные вопросы, без ребят «Киносрез» просто не состоялся бы. Сейчас обсуждается еще одна практика – на Московском международном кинофестивале. То есть у нас все серьезно. Учеба перетекает в реальные кейсы, а практика в работу.

Всеволод, тем, кто находятся за стенами школы, и нашим потенциальным абитуриентам не всегда понятно, как они смогут применять полученные знания на практике. Какие у них есть возможности для карьерного развития?

Это очень важный вопрос. Действительно, среди программ Московской школы кино наша выделяется тем, что построена по междисциплинарному принципу: она дает не профессию, как допустим, сценарный или продюсерский факультеты, но дает другое, не менее важное – комплекс знаний, умений и навыков, связанных с современным кино. Этот комплекс знаний и инструментов предполагает разные профессиональные возможности. Кем мы видим нашего выпускника? Это может быть кинокритик, киножурналист, редактор кино и ТВ, аналитик прокатной компании, букер, член фестивальной команды, аналитик продюсерской группы. И конечно, среди наших студентов есть те, кто уже работает в индустрии, но хочет получить систематическое представление о текущем кинопроцессе.

Каков портрет студента? Кто в основном поступает на курс?

Студенты очень разные, в этом и уникальность курса. Им от 22 до 35 лет. Кто-то уже работает в кино – среди наших студентов есть сотрудник кинотеатральной сети, коммерческий директор прокатной компании, актриса, продюсер, второй режиссер, начинающие критики. Есть те, кому просто интересно кино. Есть люди из других сфер – международники, финансист и бизнес-консультант, которые готовят экспансию в киноиндустрию. Случайных людей у нас нет – все страшно серьезные и целеустремленные.

Как вы отбираете абитуриентов? Как правильно подготовиться к вступительным испытаниям и чего ждать?

Главное, что мне нужно выяснить, – это мотивация. Что человек хочет от курса, готов ли он не только получать – информацию, навыки, инструменты, – но и вкладывать в это свои время и энергию.

Второе – уровень знаний о кинематографе. Какие фильмы смотрит, каких режиссеров, продюсеров, сценаристов знает. Это касается не только современного кино. Если человек не может назвать ни одного фильма Эйзенштейна или Чаплина, то я вряд ли его возьму. Дело в том, что наш курс посвящен современному кинопроцессу, то есть тенденциям последних лет. Каждый преподаватель по-разному определяет, где кончается «история» и начинается «современность»: это зависит от национальной кинематографии. Где-то это будут 1990-е, где-то 2000-е. Но ведь эти 1990-е или 2000-е появились не на пустом месте, они выросли из контекста, который уводит нас совсем в другой предмет – историю кино. У нас нет ни единого часа на историю кино. Абитуриент должен ее просто знать, хотя бы на базовом уровне.

Это не значит, что на собеседовании я буду гонять по «Психо» и спрашивать, на какой минуте появляется сам Хичкок. Но иметь представление, когда появилось кино, какие основные этапы прошло, когда в кино появился звук, цвет, широкий экран и широкий формат, – необходимо. Я подготовил список фильмов и книг – это тот минимум из минимумов, который просто обязан знать любой образованный человек. Так что к вопросам, «что такое розовый бутон» и «кто убил Марион Крейн», нужно быть готовым.

12 Мая 2015