«В кадре»: Сценарист

Куратор факультета «Сценарное мастерство» о современном образовании, личных целях и о том, чего он хочет добиться от студентов в процессе обучения.

 

Как вы считаете, каким должно быть современное образование для сценаристов, и в чем его основная задача?

Образование должно поощрять одновременно и творчество и ремесло. Сценарист должен понимать, что кино — это еще и индустрия, и командная работа, быть готовым к реалиям кинопроизводства после выпуска, а не вариться в собственном соку. Иначе потом происходит трагический разрыв между ожиданиями и действительностью.

Очень важным элементом образования является связующее звено между теорией и практикой. Звучит это, наверное, примитивно, но не раз я слышу заявления вроде: «Да знаю я все про эти трехактовые структуры и теории сценарного мастерства, и книги я читал, и на русском, и на английском, но у меня не получается». Возможно, у человека нет к этому способностей. Но может быть, его просто не научили применять прочитанное на практике. Как говорят многие сценарные гуру, люди, увлекающиеся кино, часто полагают, что, пересмотрев много фильмов, они получили достаточное образование для рассуждений о кино и даже для работы в кино. Чаще всего это не так.

Еще одна задача, которую мы ставим перед собой: сбалансировать пропорцию, с одной стороны, жесткой дисциплины, соответствия требованиям и внимательного отношения к инструментарию, а с другой стороны — не лепить студентов «по своему образу и подобию», а помогать им культивировать то, что привносят в их творчество личное видение и внутренний мир, помогая им двигаться в нужном направлении.

Вы окончили Калифорнийский университет в Беркли (The University of California, Berkeley). В чем, на ваш взгляд, основное отличие российской и американской кинематографических школ?

Об этом мне трудно судить, поскольку лично я не получал образования в стенах российского вуза. В Беркли обучение строилось на том, чтобы теория оживала и становилась применимой. Студенты активно участвовали в практических занятиях и даже лекциях, поощрялись обсуждения и дискуссии, экзамены проходили в интерактивном формате — давалось креативное задание, которое необходимо было выполнить, применяя полученные знания и навыки. И никаких демонстраций знания зазубренного материала... В России нередко, насколько мне известно, образование строится на огромном объеме «непрожеванных» теоретических знаний.

В чем для вас основная идея Московской школы кино?

Я смотрю на МШК как на возможность диалога индустрии и образования, а также, потенциально, как на базу для создания кардинально нового формата специалистов. Я верю, что двигаясь поступательно, мы сможем поднять общий уровень профессионализма среди сценаристов, а это уже даст толчок развитию всей киноиндустрии, позволит постепенно перейти на качественно иной уровень.

Почему вы согласились стать куратором факультета? Какие ваши личные цели?

Меня привлекает позиция, которая располагает возможностями что-то изменить в киноиндустрии, в которой я работаю. Ну и не буду кривить душой: куратор факультета — престижная должность, и возможно, она благотворно скажется на моей карьере. Пока что эта должность требует еще и определенных жертв, поэтому еще неизвестно, сколько здесь личной выгоды. Уже сейчас я пишу меньше, чем мог бы. На запуск факультета уходит много времени и усилий. Но если бы я не верил в то, что эта деятельность окажется важной и полезной, я бы не взялся за такую работу.

Ещё один плюс, возможность работать вместе с интересными мне коллегами по цеху. Преподавательский состав нашего факультета, будь то постоянные преподаватели или гостевые лекторы, состоит из людей, с которыми мы имеем похожий взгляд на индустрию, на вектор её развития. Благодаря организационной работе по запуску факультета я познакомился с такими сценаристами, как Юрий Коротков, Алексей Поярков, Андрей Кавун, Олег Маловичко, Константин Наумочкин, Елена Райская. У всех этих замечательных людей (и не только этих) есть интерес к МШК, и со всеми у нас уже есть предварительная договоренность как минимум на гостевые занятия. И это в дополнение к нашему еще формирующемуся, но уже крепкому преподавательскому составу.

Можно ли научиться сценарному делу за два года?

Профессия сценариста требует постоянного обучения и самообразования. За два года я рассчитываю дать нашим студентам полный рабочий инструментарий и возможность попробовать себя в разных направлениях, форматах и жанрах, используя этот инструментарий на практике под «чутким руководством» преподавателей. Но больше всего я надеюсь привить им увлеченность профессией, любознательность и интерес к получению новых знаний, а также сформировать склад ума, который помогает анализировать эти знания, ассимилировать их и применять в профессии.

Чего вы хотите добиться от студентов в процессе обучения?

Есть такая пословица: знания, которые не становятся силой, остаются лишь молвой. Я хочу, чтобы знания стали их силой. Я хочу адекватного, объективного отношения к кино. Дисциплины. Ответственности за свою профессию. Я хочу, чтобы наши выпускники умели писать качественно для массового зрителя, а не «для своих». Недавно я видел чей-то отзыв о фильме «Аватар», говорящий о том, что уж чересчур впрямую этот фильм построен по модели «Путь героя» (видимо, речь шла о теории Кристофера Воглера). Сценарист не должен мыслить такими категориями, иначе он пытается не удивить и порадовать зрителя, а впечатлить горстку киноколлег, которые понимают, о чем речь. Зритель понятия не имеет, что это за модель. Он только знает, нравится ему кино или нет.
 

10 Сентября 2012